Подвиг героев Эльтигена бессмертен.

К 75-летию Керченско-Эльтигенской десантной операции

Автор: Владимир Михайлович Брошеван

Осенью 1943 г. сложилась благоприятная обстановка для изгнания немецко-фашистских захватчиков с территории Крымского полуострова. К этому времени войска Северо-Кавказского фронта очистили от противника Таманский полуостров, войска 4-го Украинского фронта 23 октября освободили Мелитополь, 31 октября вышли к Сивашу, а 1 ноября овладели сильно укрепленными позициями врага у Турецкого вала на Перекопском перешейке. Фашистские войска в Крыму оказались полностью изолированными с суши, оставаясь в тоже время еще очень мощной боевой группировкой.

Например, побережье Керченского полуострова было укреплено долговременными и полевыми оборонительными сооружениями, инженерными заграждениями. На запад поперек полуострова проходили еще 3 оборонительных рубежа общей глубиной до 80 км (до Ак-Манайского перешейка). Керченский пролив (мелководный, длина – 22 мили (40,7 км), ширина в южной части – 8 миль (около 15 км), в средней части – 22 мили, в северной, между мысом Еникале и косой Чушка – 2,3 мили (4,3 км) был минирован, подходы к берегу пристреляны артиллерией. Порты Керчь и Камыш-Бурун оборонялись специальными портовыми командами, имели сильную противовоздушную оборону. Боевые порядки войск и порты прикрывали 33 батареи зенитной артиллерии. При необходимости фашисты могли бросить в бой 2 дивизии 1-го румынского горного корпуса, находившегося на южном берегу Крыма.

Всего вражеская группировка на Керченском полуострове имела 85 тыс. человек, Морские силы, охранявшие пролив, насчитывали 30 быстроходных артиллерийских и десантных барж, 37 торпедных катеров, 6 тральщиков, 25 сторожевых катеров, 16 батарей береговой обороны.

Советское командование понимало, что такую оборону преодолеть с ходу было невозможно. Нужно было готовить специальную десантную операцию (Справка: в ходе войны Советские Вооруженные Силы высадили свыше 110 десантов, но ни 49 десантов, высаженных ранее, ни свыше 60 высаженных после, не преодолевали такой сильной обороны врага).

Командование исходило из того, что для разгрома 5-го немецкого армейского корпуса 17-й немецкой армии нужно иметь полуторное – двойное превосходство в численности, т.е. высадить 2 армии, захватить с начала операции порты снабжения Керчь и Камыш-Бурун. Оно осознавало, что противодесантную оборону врага могли подавить лишь авиация и тяжелая артиллерия, установленная на восточном берегу пролива.

Командующий Северо-Кавказским фронтом генерал армии И.Е. Петров и командующий Черноморским флотом вице – адмирал Л. А. Владимирский представили в Генеральный штаб план Керченско–Эльтигенской десантной операции, который 13 октября Ставкой был утвержден. Замысел операции предусматривал одновременную высадку Азовской военной флотилией трех дивизий 56-й армии на главном, Еникальском направлении и Черноморским флотом одной дивизии 18-й армии на вспомогательном, Эльтигенском направлении.

В качестве штурмовых отрядов десанту 18-й армии были приданы 2 батальона морской пехоты ЧФ (386-й отдельный батальон и батальон 255 бригады), а десанту 56-й армии – 369-й отдельный батальон морской пехоты Азовской флотилии.

После высадки десантные войска должны были нанести удары по сходящимся направлениям Северо -восточное Керчи и Эльтиген, овладеть городом и портом Керчь и портом Камыш-Бурун. В дальнейшем намечалось наступление обеих армий на запад для освобождения Керченского полуострова, а затем совместно с войсками 4-го Украинского фронта и всего Крыма.

Учитывая все это, советское командование к участию в десант­ной операции привлекало довольно крупные силы: около 130 тыс. солдат и офицеров, свыше 2 тыс. орудий и минометов, 125 танков, более тысячи самолетов, 119 боевых кораблей и 159 десантно-высадочных судов.

На главном направлении силы высадки состояли из семи десантных отрядов (позднее они были сведены в пять отрядов), двух отрядов артиллерийской поддержки и отряда прикрытия. Огневое содействие десанту осуществляли 420 орудий фронта и флота, а поддержку с воздуха обеспечивала 4-я воздушная армия.

На вспомогательном направлении силы высадки составляли семь десантных отрядов и отряд прикрытия. Десант поддерживали 140 орудий фронта и береговой артиллерии флота, военно-воздуш­ные силы Черноморского флота и штурмовая авиадивизия 4-й воз­душной армии.

Начало операции намечалось на 28 октября, но из-за штормо­вой погоды высадка десанта в районе Эльтигена была перенесена па 1 ноября, а на главном направлении — на 3 ноября.

Общее руководство десантной операцией осуществлял коман­дующий Северо-Кавказским фронтом генерал армии И. Е. Петров, его помощником по морской части был командующий Черномор­ским флотом вице-адмирал Л. А. Владимирский.

Посадка десантных частей 18-й армии и морской пехоты на катера и суда началась вечером 31 октября одновременно в нескольких пунктах: у озера Соленое, Кротков, Тамань и Гадючий Кут. Она проводилась в сложных штормовых условиях и закончи­лась с запозданием. На переходе ночью в свежую погоду, два катера сбились с курса и подорвались на минах.

Когда головные катера приблизились к назначенным пунктам примерно на 15—20 кабельтовых, открыла огонь артиллерия поддержки с Таманского полуострова. Высадка десанта в районе Эльтигена (южнее Керчи) началась 1 ноября в 4 часа 50 минут без противодействия противни­ка. Лишь в 5 часов 20 минут гитлеровцы осветили пролив прожек­торами и открыли сильный артиллерийский и минометный огонь.

Несмотря на это, десантники продолжали стремительно высаживаться на берег, иногда добираясь к нему вплавь в ледяной воде. Первыми достигли Крымского берега на мотоботах моряки 386-го батальона морской пехоты (командир майор Н. А. Беляков, за­меститель командира по политической части майор Н. В. Рыбаков).

В ночь на 1 ноября, несмотря на штормовую погоду, помимо батальона морской пехоты в районе Эльтигена было высажено око­ло 3 тыс. человек 318-й стрелковой дивизии, которой командовал полковник В. Ф. Гладков. К исходу 1 ноября десантные войска овладели плацдармом шириной до 5 км и глубиной до 2 км.

Однако из-за того что главные силы 56-й армии в ту штормо­вую ночь высадить не удалось, противник мог свободно манев­рировать резервами. Десант оказался в исключительно тяжелом положении. Уже с утра 1 ноября противник начал усиливать на­тиск. Доставка же подкреплений днем исключалась, так как про­лив находился в зоне обстрела вражеской артиллерии и под уда­рами авиации. Лишь в ночь на 2 ноября удалось перебросить на плацдарм еще около 3300 человек.

Всего к исходу 3 ноября в район Эльтигена Новороссийской морской базой было доставлено 9418 (по другим данным – 9220) человек, 39 (по другим данным – 35) орудий, 28 минометов, 257,2 тонны боеприпасов и 61,8 тонны продовольствия, при этом потери десантных средств составили 70% от участвовавших в высадке. Кроме того, авиация Черноморского флота и 4-я воздушная армия перебросили на плацдарм свыше 350 тонн различных грузов.

К исходу 4 ноября Азовская военная флотилия высадила в район севернее Керчи 11-й стрелковый корпус (без тылов) в количестве 12 тыс. человек и 100 орудий, потеряв 20% десантно-высадочных средств.

При высадке десанта дерзко и смело действовали моряки 1-го Новороссийского Краснознаменного дивизиона сторожевых кате­ров под командованием капитана 3 ранга Д. А. Глухова. Так, катер «СКА-0102» (командир старший лейтенант А. С. Марков) шесть раз вступал в неравный бой с десантными баржами и торпедными катерами противника. От вражеского огня на катере вышли из строя все механизмы, он потерял ход. На помощь пришла шхуна старшего лейтенанта М. Л. Остренко, взявшая катер на буксир. В бою смертельно ранило находившегося на «СКА-0102» капитана 3 ранга Д. А. Глухова.

Катера 4-го Новороссийского дивизиона вел к Эльтигену капи­тан 3 ранга Н. И. Сипягин, удостоенный звания Героя Советского Союза за отличие в Новороссийской десантной операции. Корабли выполнили боевую задачу, но вражеский снаряд, разорвавшийся на мостике катера, оборвал жизнь командира дивизиона.

Три ночи подряд прорывались к плацдарму катера капитан — лейтенанта М. Г. Бондаренко. При этом им приходилось отбивать атаки вражеских кораблей, устранять повреждения, тушить пожа­ры. В ночь на 3 ноября сторожевой катер «СКА-0122» дважды высаживал десантников. Во время второго прорыва в бою с торпед­ными катерами противника он получил большие повреждения. Возникший на нем пожар потушить так и не удалось. Экипаж ка­тера во главе с Бондаренко вел бой до последней минуты.

Отважно действовали и моряки катера «СКА-0612», которым командовал лейтенант В. Волков. При высадке десанта они участвовали в отражении 5 воздушных атак врага. Командир был ранен в лицо и ноги, но продолжал управлять катером. Старшина 1-й статьи Алексеев метко разил врага из пулемета, а когда упал, раненый, его заменил кок Гончаренко.

В расчете носовой пушки двоих  комендоров убило, но она продолжала вести огонь. Это раненый Иван Данько управлялся за троих: сам подносил снаряды, заряжал пушку и стрелял. Катер, почти наполовину погрузившийся в воду, все же дошел до своего берега.

Немало бессмертных подвигов совершили бойцы и офицеры, высадившиеся в составе десанта в районе Эльтигена. Вот лишь не которые из них.

Героическую борьбу эльтигенцев со 2 ноября возглавил командир 318-й стрелковой Новороссийской дивизии полковник В.Ф. Гладков. С первых же дней высадки он сумел организовать твердое руководство всеми подразделениями десанта. Его исключительная выдержка и хладнокровие передавались всем  окружающим командирам и от них бойцам.

Самоотверженно дрались офицеры, подчиненные полковника Гладкова. В частности, образцы героизма и стойкости, воинского умения показал весь личный состав 1-го батальона 1331-го полка под командованием майора Клинковского, первым высадившийся на южной окраине Эльтигена и с ходу вступивший в бой. В первый же день его бойцы отбили 7 атак немцев силой до полка пехоты с танками. В тяжелые минуты боя Клинковский лично вел огнь по танкам. Когда же у бойцов кончались боеприпасы, а вражеские танки ворвались на командный пункт батальона, майор Клинковский вызвал артиллерийский огонь на себя.

5 бойцов – комсомольцев из батальона Клинковского (Хот, Шазо, Глущенко, Бурлянский, Заболотный) совершили подвиг подобный подвигам пяти героев – севастопольцев и 28 панфиловцев. Обвязавшись гранатами они бросились под гусеницы вражеских танков и подорвали их вместе с собой. Их подвиг стал чести и призывом к победе.

Ротой героев прослыла 3 рота 1339-го полка 318 –й дивизии, которой командовал капитан А.С. Мирошник. Измученные бессонными ночами, предельной усталостью и напряжением не стихающего боя бойцы роты не теряли бодрости духа. Они не ждали, пока их атакует враг, а сами выбивали немцев из траншей. В одном из боев, когда рота ворвалась в немецкую траншею, капитан Мирошник упал тяжело раненный, но продолжал командовать подразделением. Поднявшись с земли, он кричал своим бойцам: «Вперед, ребятки» Дайте немцу жизни!». 9 бойцов роты капитана Мирошник получили звание Героя Советского Союза (не считая его самого).

С первым десантным отрядом севернее Керчи высадился Павел Тарасенко – гвардии рядовой 6-го полка 2-й гвардейской дивизии (командир – генерал Турчинский). Когда бойцы, прыгая в воду, устремились к высоте 60,9 немцы пытались остановить их огнем пулемета. Тарасенко отделился от цепи бойцов и стал добираться до вражеского пулемета, обходя его с фланга. Бойцы видели, как герой, приблизившись к нему на несколько метров, расстрелял из автомата весь его расчет, повернул пулемет против немцев, засевших на склонах высоты, затем добравшись до вершины, воткнул на ней древко с развивающимся Красным полотнищем.

Это был первый Красный флаг, водруженный на плацдарме севернее Керчи. 24 пробоины появилось на полотнище за такой короткий срок, пока Павел Тарасенко шел на высоту, но все-таки флаг был водружен. Срини бойцов поднялись в атаку, когда на высоте затрепетало знамя, водруженное комсомольцем Павлом Тарасенко. За этот подвиг ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

386-й батальон морской пехоты под командованием капитана Н.А. Белякова 1 ноября отразил 15 атак противника, а 2 ноября— 18. Рота лейтенанта П. Г. Дейкало выбила врага из противотанкового рва и уничтожила 6 танков противника, из них 3 вывел из строя матрос Н. А. Дубковский. Комсорг батальона Калинин возглавил оборону противотанкового рва. Примером бесстрашия увлекла своих товарищей в атаку санинструктор 386-го батальона морской пехоты главстаршина Галина Петрова (бойцы ласково называли ее «Галинка»), которая рискуя жизнью, прошла по минному полю противника и увлекла за собой воинов на штурм немецкой траншеи. За этот героический подвиг ей было присвоено звание Героя Советского Союза.

Каждый из 40 дней Эльтигенских боев был наполнен героизмом, котрый вошел в быт, стал нормой поведения советских бойцов, командиров.

Активно содействовала десантникам авиация флота. Самолеты топили вражеские  корабли, бомбили танковые колонны и аэродромы. Прикрывали плацдарм с воздуха, сбрасывали туда на парашютах боеприпасы и и продовольствие. Только 1 ноября морские летчики совершили около 600 самолето-вылетов для поддержки высадившихся частей 18-й армии.

В ночь на 3 ноября героический подвиг совершили командир штурмовика коммунист Б. Н. Воловодов и штурман В. Л. Быков. Когда кончились  боеприпасы, они тараном сбили вражеский самолет. Военный совет 18-й армии писал в те дни авиаторам: «Передайте летному составу ВВС Черноморского флота, поддерживающему нас в бою за восточный берег Керченского полуострова, спасибо от пехоты нашей армии. Летчики оказали нам большую помощь в отражении 37 контратак противника с танками, которые он предпринял в течение двух дней. Имена лейтенантов Б. Н. Воловодова и младшего лейтенанта В. Л. Быкова, таранивших немецкий самолет Ю-88, мы запишем в списки героев нашей армии»

Фашистское командование для блокады десанта с моря сосредоточило в Камыш-Буруне быстроходные десантные баржи с 88-мм артиллерией и сторожевые катера, увеличило число самолетов на аэродромах Керченского полуострова с 60 до 200, ночью к плацдарму не подпускали вражеские корабли, а днем сильное противодействие оказывали артиллерия и авиация.

Противник стянул к Эльтигенскому плацдарму почти все свои резервы. Это поставило десант в тяжелое положение, но, с другой стороны, облегчило высадку частей 56-й армии севернее Керчи, начавшуюся в ночь на 3 ноября. В первом броске корабли Азов­ской военной флотилии высадили на участке Жуковка, Опасная, Еникале свыше 4 тыс. человек из состава 2-й гвардейской стрелко­вой дивизии и 369-го батальона морской пехоты. Застигнутые врас­плох, немецко-фашистские войска стали отходить. Высадившиеся войска овладели плацдармом северо-восточнее Керчи.

Отсутствие у противника значительных резервов и отвлечение его сил в район Эльтигена позволяло наращивать десантные силы 56-й армии и в дневных условиях. К 16 часам 3 ноября корабли и суда флотилии под прикрытием дымовых завес дополнительно переправили 4440 человек, 45 орудий, минометы и боеприпасы. К исходу 11 ноября десант захватил оперативный плацдарм на участке от Азовского моря до предместья Керчи. На плацдарме к тому времени уже было 27 700 человек.

В боях за высадку частей 56-й армии особенно отличились отряды бронекатеров под командованием капитана 3 ранга П. И. Державина. Бронекатер лейтенанта А. К. Абдрахманова пять раз прорывался с десантниками к берегу и в жестоких схват­ках потопил два корабля противника. Успешно действовали также моряки бронекатеров под командованием гвардии старших лейте­нантов К. И. Воробьева, В. II. Денисова и младшего лейтенанта Н. П. Кириллова, первыми высадившие штурмовые группы на Керченский полуостров.

Каждый выполнял боевую задачу самоот­верженно, проявляя смелость, находчивость и инициативу. Так, во время высадки волной перевернуло одно судно. Вместе с ним затонули ящики с боеприпасами. Спасти их вызвался гвардии стар­ший краснофлотец В. Г. Ус. Он нырял в ледяную воду до тех пор, пока все ящики с боеприпасами не были извлечены с зато­нувшего судна.

Отважно и дерзко сражались морские пехотинцы. Первая штур­мовая группа морской пехоты лейтенанта Н. С. Айдарова унич­тожила до 150 фашистов, захватила два 105-мм орудия и повер­нула их против врага. Вторая штурмовая группа младшего лейте­нанта А. В. Михайлова овладела Жуковкой, уничтожила до 40 сол­дат и 75-мм орудие противника. И таких примеров было немало.

Немецко-фашистское командование спешно перебрасывало в район Керчи свои резервы. Атаки гитлеровцев следовали одна за другой. Но высадившиеся войска прочно удерживали занятые ру­бежи. Силы Черноморского флота и Азовской флотилии срывали все попытки вражеских кораблей воспрепятствовать десантным перевозкам через Керченский пролив. Так, катер старшего лей­тенанта В. С. Пилипенко, вооруженный реактивной установкой, при конвоировании судов с десантом обнаружил находившиеся в засаде у берега пять немецких торпедных катеров, смело атаковал их и обратил в бегство. В последующие дни экипаж Пилипенко потопил две быстроходные десантные баржи. Торпедный катер, которым командовал лейтенант П И. Зинченко, 21 ноября уничтожил баржу противника, а через несколько дней при обеспечении прорыва к берегу мотоботов с десантом потопил еще одну баржу.

Корабли и суда Азовской военной флотилии, несмотря на сильное противодействие противника, к 4 декабря переправили на плацдарм 75 тыс. человек, 582 орудия, 187 минометов, 128 танков, 764 автомашины, 7180 тонн боеприпасов, 2770 тонн  продовольствия и большое количество других грузов.

Между тем, положение десанта в районе Эльтигена становилось все более тяжелым. За 26 суток катерам лишь 16 раз удалось прорваться к плацдарму. Перевозки на самолетах также были ограниченными. Десант испытывал острый недостаток в боеприпасах и продовольствии, не мог эвакуировать раненых. 6 декабря при поддержке танков и авиации врагу удалось вклиниться в оборону защитников Эльтигеиа. Это еще более ухудшило положение десантников.

По – этому последовал приказ командования фронта оставить плацдарм и пробиваться в район Керчи. 386-й батальон морской пехоты и на этот раз выполнял роль штурмового отряда. В ночь на 7 декабря он первым ринулся на врага. Прорвав внезапной атакой кольцо окружения, морские пехотинцы устремились по его тылам в северном направлении. За ними из района Эльтигена прорывались армейские части, но уйти удалось далеко не всем.

Прорвавшаяся из окружения группа десантников, включая и раненых, численностью свыше 1500 человек (есть данные – 1800. – В.Б.), полностью разгромила 14-й пулеметный батальон 6-й кавалерийской дивизии румын, уничтожила 5 артиллерийских батарей с их расчетами, захватила на окраинах Керчи несколько вражеских складов. Прорвавшись через вражеские заграждения, пройдя за ночь более 20 км, к рассвету 7 декабря десантники неожиданно для врага вышли к высотам у горы Митридат и южной прибрежной части города, где и закрепились.

Три дня  они отбивали атаки противника, на четвертый на помощь им были переброшены на катерах два батальона 83-й отдельной бригады морской пехоты. Но и немецко-фашистское командование стянуло к краю горы Митридат дополнительные силы(около 2 дивизий, 16 артиллерийских и 8 минометных батарей, до 30 танков). Десантники были оттеснены к берегу, и их пришлось эвакуировать. 10—11 декабря корабли  Черноморского флота и Азовской военной флотилии прорвались к Керчи и, взяв на борт остатки Эльтигенского десанта общей численностью 2090  человек (по другим данным – 1728 человек, из них раненых – 356 человек) эвакуировали их на косу Чушка. Так закончилась продолжавшаяся 36 суток (по другим данным 40 и 45)  героическая эпопея в районе Эльтигена и горы Митридат. За время героических боев эльтигенцы уничтожили более 5000 вражеских солдат и офицеров. Но и огни понесли потери. В сражениях за ноябрь они потеряли около 5 тыс. человек.

Вручая орден Ленина и медаль «Золотая Звезда» городу – Герою Керчи, маршал Советского Союза А.А. Гречко 14 сентября 1974 г. сказал: «Эльтиген вошел в историю под именем «Огненной земли». 36 дней и ночей, не стихая ни на минуту, бушевал здесь шквал снарядов, рвались бомбы, свистели пули. Десантники вели непрерывные бои с фашистами, проявив изумительную отвагу, стойкость и массовый героизм».

Керченско-Эльтигенская операция была одной из крупных десантных операций Великой Отечественной войны. Она осуществлялась войсками целого фронта с участием Черноморского флота и Азовской военной флотилии. Однако Северо-Кавказскому фронту в 1943 г. не удалось полностью освободить Керченский полуостров. Не имели успеха и попытки Отдельной Приморской армии в январе 1944 г. прорвать оборону противника с помощью десантов, высаженных на мыс Тархан и в Керченский порт. Тем не менее, Керченский плацдарм имел важное военно-стратегиче­ское значение и сыграл значительную роль в освобождении Крыма весной 1944 года.

Коммунистическая партия и Советское правительство высоко оценили подвиг участников боев за Крым в ноябре – декабре 1943 г. 58 воинов, в том чис­ле 33 моряка — черноморца, были удостоены высокого звания Героя Советско­го Союза.

Использованная литература.

 Великая Отечественная война. 1941-1945 гг. Словарь – справочник. – М.: Политиздат, 1985.

Штеменко С. Генеральный штаб в годы войны. Кн. 1. – М.: Воениздат, 1985.

Краснознаменный Черноморский флот. Изд. 2-е,     испр. и доп. – М.: Воениздат, 1979.

Отдельная Приморская армия в боях за Крым. 1943-1944 гг.– Симферополь, Таврия, 1995.

История городов и сел Украинской ССР. Крымская область. – К., 1974.

Басов А.В. Крым в Великой Отечественной войне. 1941-1945. – М.: Наука, 1987.

Попов Р.Л. Герои Крымских сражений на суше и на море. Исторический очерк. – Симферополь: Доля, 2008.

Об авторе: Брошеван Владимир Михайлович, заслуженный работник культуры Республики Крым, собкор по Республике Крым, член президиума  и председатель Комиссии по защите правды истории Великой Отечественной войны Крымского республиканского Союза ветеранов, кандидат исторических наук, доцент, член – корреспондент Российской Академии военно-исторических наук, член Российского и Крымского Союзов писателей, член Союза журналистов России.

Добавить комментарий