Россия под пятой Эпилептоидов…

Или феноменальная тайна, открывшаяся мне после прочтения книги Елены Левенталь.
(Политико-психологическое произведение из цикла «Люди и роботы»)
Развитие робототехники, находясь в русле развития всей техники и технологий вообще, является объективным закономерным процессом. Однако, если традиционные технические средства и технологии, в том числе и автоматические, только освобождают людей от выполнения тех или иных тяжелых, или даже невыполнимых ими физических функций, но, в конечном счете, управляют выполнением этих функций сами люди, то робототехнические средства и роботы могут по определению делать это автономно.
Сама логика развития этого вида техники, неотъемлемым свойством которой является искусственный интеллект, неизбежно рано или поздно приведет к некоей предельной черте, за которой власть человека над своими созданиями сначала перестанет быть беспредельной, а затем и властью как таковой. Наконец, в итоге, человек либо войдет с роботами в некий дружественный альянс, как в романе Айзека Азимова «Двухсотлетний человек» и поставленном по роману одноименном фильме, либо будет роботами изжит в той или иной степени. Предоставляем читателю, самому судить, в какой именно.
Сам факт изжития роботами людей, коль такое случится, и его степень зависят от некоторых условий, которые можно назвать критериями изжития.
Поскольку, уважаемый Читатель, перед Вами не глубоко эшелонированный научный труд, а просто житейское размышление, пусть не лишенное некоторых одеяний научности, то не будем строить затейливые логические конструкции, а просто поговорим на тему. Касание этой темы стоило мне в прошлом большой крови. Но это было в прошлом.
Есть во всей истории человечества вопрос, как никакой набивший последнему оскомину, это вопрос о собственности, частной или общественной на средства производства, землю, полезные ископаемые, водоемы, на Луну и т.п. Тесно примыкает к нему, а возможно даже включает в себя последний, вопрос о частной собственности на средства власти, т.е. собственности бюрократа.
Термин «Частная собственность на средства власти» в общественной науке, пусть не особенно широко, но уже применяется. Применяли его в несколько другом виде в своих трудах К. Маркс и М. Вебер.
Итак, если в собственности бизнесмена находятся средства производства, здания, земля и прочее, то в собственности бюрократа, пусть и временной, и, даже как-то регламентированной, находится его кресло со всеми сопутствующими причиндалами, а именно: правом подписи материальных, финансовых и других документов, административным ресурсом, возможностью принуждения и подавления несогласных и т.п. В совокупности частная собственность на средства производства и на средства власти образуют системную корпоративную собственность правящего слоя, где оба вида собственности тесно переплетены друг с другом, практически неотделимы друг от друга. Отсюда, кстати, можно понять, почему большевики, ликвидировав частную собственность на средства производства, через 73 года восстановили ее в куда более полном объеме, чем это было при царском самодержавии, т.е. до 1917 года. Я не ошибся, сказав, — большевики. Для этого достаточно всего лишь поверхностно ознакомиться с биографиями персоналий, находящихся сегодня у власти.
К тому же частная собственность на средства власти, т.е. собственность бюрократа, большевиками не была отменена. Даже гениальный человек Владимир Ильич Ленин перед смертью горько заметил, что бюрократы погубят советскую власть. Погубили. Системная корпоративная собственность, у которой временно была видоизменена лишь одна ее составляющая, в 1991-1993 годах ее восстановила, т.е. практически полностью упразднила общественную собственность на средства производства. По словам Анатолия Чубайса, бюрократы поменяли власть на собственность. Но если говорить точнее, то бюрократы присоединили к своей власти еще и собственность вместе с послушными им в своем большинстве собственниками, в которых бюрократы основной своей массой сами и влились, где явно, а где и через подставных лиц, зиц-председателей. Что произошло, то произошло. Развитие как шло по спирали через отрицание отрицания, так и идет.
Нас волнует, однако, не сам вопрос о собственности, а то, как он повлияет на судьбы человечества. Причем не сам по себе, а в связи с развитием робототехники и роботов. И здесь возникает очень серьезный вопрос, не станет ли для простых людей развитие робототехники и роботов при господстве парадигмы частной собственности (на власть и средства производства) роковым?
Уверяю Вас, что мы не против частной собственности, а против ее уродливейшего воплощения в сегодняшней жизни, когда собственник по сути дела отчужден от своей собственности его абсолютистским величеством — бюрократом. Бюрократ, не поставленный в положенное ему стойло, т.е. в рамки разумного, а не безумного, бесконтрольного использования своих властных полномочий и возможностей рождает всеобщее отчуждение от благодати (счастья), которая имманентно присутствует в земной жизни. При таком отчуждении рождается не богатый во всех отношениях человек – хозяин, патриот, инноватор, меценат, а вылупляется морально опущенный и уродливый богатей — скряга, сексуальный извращенец, паук с психологией киллера, чудовище, в любой момент готовое изменить Родине, само убожество мысли и чувства, существо фанфоронистое и дурно пахнущее. Гобсек по сравнению с таким существом святой. Именно о таких безнравственных богачах, союзниках бюрократов, пойдет речь ниже в стихотворении.
Существует всеобщий социальный закон, по которому частная собственность на средства производства и частная собственность на средства власти неразрывно связаны, взаимно обусловливают друг друга и неуничтожимы как вместе, так и в отдельности. Весь мировой опыт истории тому подтверждение. Этот симбиоз двух частных собственностей как огонь, без которого нет жизни общества. Но этот огонь может испепелить и испепеляет, когда выходит за отведенные ему пределы. Тогда этот огонь носит название коррупции. Цивилизованный мир придумал и внедрил от этого огня более менее надежную защиту, Россия пока нет. Тотальное взяточничество у нас всего лишь иллюстрация того, что в России чиновники имеют государство в своей безраздельной собственности и трахают народ как хотят. Но это же изнасилование, пусть и неумышленное. Они невольные враги своего же народа, в том числе и предпринимателей, превращающие его жизнь в самый настоящий дисбат. Дикий произвол и почти повальное уродливое мздоимство бюрократов являются следствием того, что в обществе укоренилось ложное убеждение, что политика и мораль вещи несовместные. Более несусветной глупости и придумать невозможно. Аморализм бюрократов питается забвением непреложного правила: человек власти есть слуга народа и никогда иначе. Образуется порочный круг, внутри которого господствует все тот же тоталитаризм, репрессии и т.п. мерзости. А простой человек, составляющий, кстати, этот народ, становится изгоем, ничем, «петухом затраханным».
Приведем здесь небольшую выдержку из объемного доклада бывшего генерального прокурора В.В. Устинова, сделанного им на расширенной Коллегии Генеральной прокуратуры России 21 января 2005 года в Москве в присутствии Президента России В.В. Путина.
Уважаемый Владимир Владимирович!
Уважаемые коллеги!
«Прошла, наконец, череда праздников и мы имеем возможность обсудить не только, как выполнены установки Президента России о повышении действенности прокурорского надзора, сформулировать приоритеты и задачи на перспективу. Убеждён, что сегодня, в присутствии руководства страны, коллег из смежных ведомств, представителей ведущих средств массовой информации — самое время обсудить, применительно к нашей работе, ряд принципиальных моментов российской действительности.
Ведь многие тенденции, противоречия и болячки общественного развития рельефно видны как раз через призму деятельности прокуратуры. Она своим влиянием проникает во все клеточки социального организма. А этот организм серьёзно болен. И причины болезни искать давно пора в области сознания.
«Если у общества утрачено понятие греха и стыда, то порядок в нём может поддерживать только полицейский». Однако, когда каждый день приносит очередное сообщение о мздоимце-чиновнике или «оборотне в погонах», наступает логический итог. Сам «полицейский» не может не быть прямым порождением общества, утратившего понятие греха и совести. Со всей беспощадностью нам является не только итог нравственного падения и духовного оскудения человека и общества, но и осознание, что без духовно-нравственного оздоровления нации у России нет будущего ни в экономическом, ни в правовом, ни в любом другом смысле.
Проблема не только и не столько в изъянах государственной системы, в несовершенных законах и нечестных чиновниках. Это не только и не столько болезненный выход из хаоса и разрушений начала 90-х годов. Десятилетие «реформ» продемонстрировало глубокое заблуждение либералов постсоветской формации. Они уповали на всесилие «правильных» экономических доктрин, идеальных общественных институтов, на чудодейственную силу рыночных механизмов, которые, якобы, сами по себе стимулируют в каждом и в обществе в целом энергию к созиданию. Мыслилось, что в условиях долгожданной свободы эта чудодейственная сила приведёт к расцвету каждого и всех. Но свобода, лишённая нравственных ограничений, выведенная за рамки добра и зла, логично обернулась рабством плоти и гордыни, торжеством самых низменных инстинктов. Русский обыватель и российский интеллигент оказались одинаково падки на искушение.
«Реформаторы» не осознавали, что восстановление безусловного права человека на собственность и возрождение предпринимательской свободы нельзя вырывать из системы ценностей, в которой богатство есть результат созидательного труда, а труд — это долг перед людьми,
В своей горькой прокурорской практике мы сталкиваемся с одной и той же ситуацией. Как только в человеке исчезает духовность, как только её съедает своекорыстие, спекулятивное отношение к миру, он становится на путь преступления.
Правовое государство неосуществимо, если не будет понятия «неблагородный поступок», который оценивается мерой добра и зла. Если исчезнет подлинный источник нравственности и морали — представление о грехе. Давно известно: честный человек останавливается гораздо раньше, чем вступает в силу закон, а благородный человек — ещё раньше.
Самая разветвлённая правовая и карательная система не сможет удержать человека от преступления, если он готов преступить нравственный закон. Жалкой предстаёт судьба государства, в котором законопослушание диктуется одним лишь страхом перед уголовным наказанием…»
Какие прекрасные слова! Но не для наших бюрократов.Они их выслушали и тут же забыли. Ведь в их внутренних убеждениях и понятиях нет места представлению о грехе, подлинному источнику нравственности и морали.
Почему?
Открою читателям страшную тайну! Все дело в типе характера, которым обладают подавляющее большинство российских чиновников. Люди этого типа именуются ЭПИЛЕПТОИДАМИ!
Самое большое желание эпилептоида – желание иметь власть.
У эпилептоидов, как правило, отсутствуют нравственные принципы, о необходимости которых говорит Владимир Устинов, отсутствуют по определению. Эпилептоидам они почти генетически не свойственны. Прочитайте просто феноменально замечательную книгу Елены Левенталь «Характеры и роли», вышедшую в 2006 году, и Вы сами во всем досконально разберетесь.
Власть просто жизненно необходимо серьезно разбавить представителями других типов характеров, особенно АСТЕНИКАМИ И ЦИКЛОТИМИКАМИ. Так, у астеника самое большое желание – это желание делать людям добро и любить их. Сделать это разбавление необходимо на базе системных научных исследований и подкрепить всей мощью российской государственности, конструктивной волей общественности и ведущих религиозных конфессий. В отличие от эпилептоидов астеники и циклотимики во власть особенно не стремятся, поэтому их надо поддержать. При оптимальном представительстве (спектре) типов характеров во власти нравственность властных структур достигнет требуемого уровня. Российское государство оживет и народ станет счастлив.
Вернемся однако к нашим баранам. Бюрократы, теперь уже понимаем почему, на закон плюют. Но при этом, конечно, чиновниками делается вид, что закон ими исполняется, но на деле в практику государства вошло – любую жалобу на чиновника отсылать самому же этому чиновнику, чтобы жалобщику неповадно было. При этом закон формально исполняется (на бумаге), а на практике дело стоит на месте. Стоит на месте с положенными по закону жильем, выплатами, компенсациями, уважением прав и достоинства и т.д. и т.п.
Но в прессе, подконтрольной бюрократам все тишь и гладь, да божья благодать.
Или выиграет один человек (одна семья) из тысячи благосклонность бюрократа по жилью, пособиям и т.д. и т.п., так сразу же об этом раструбят по всему миру. Пиаром называется. А бывает и так, не подошло, к примеру, человеку жилье и отказался он от предложенного варианта. Тут его «выигрышу» приходят кранты. Про него ведь пропечатали в газете, пиар сделали. Что еще надо И человеку (его семье) дают полный отлуп. Сам мол виноват. Никакого контроля исполнения высокий бюрократ не проводит. Над ним ведь не каплет.
Итак, первое правило, правило для человека во власти: Я слуга народа и никогда иначе. Это по сути переложение Завета Иесуса Христа: «Возлюби ближнего своего как самого себя». У чиновника для любви к ближнему своему (народу) есть весь доступный ему административный ресурс. Если он не следует этому Завету, то совершает страшный, смертный грех, который ничем не отмолить. Правда современному российскому чиновнику понятие греха по лампочке. Он заботится о людях на бумаге. Он, если и ходит в церковь, то чаще ради пиара, или потому что так модно.
И, второе правило, уже для народа: Чиновник мой слуга, я его хорошо содержу, исправно платя налоги. Если он на меня «кладет», плюет, обворовывает, берет взятки (а взятки – это явное воровство, больше того, грабительство), то он мой нерадивый слуга, которого я имею полное право прогнать и даже «поколотить» (наказать). Причем сделать это быстро без проволочек и волокиты.
Совместное, конструктивное, умелое, неуклонное и каждодневное выполнение двух этих правил возвращает чиновников в народ и наносит уродливому, даже очень уродливому, термину ЭЛИТА, в сегодняшнем его понимании, нокаут. Выражение «Человек ЭЛИТЫ», элиты, которая не позиционирует свои планы в русле национальных интересов России, а имеет их за рубежами нашей Родины, должно стать равным термину «ИЗГОЙ», т.е. человек предавший, оставивший народ, противопоставивший себя народу. То же касается и термина «Бюрократ».
Есть только одно ВЕЛИЧЕСТВО в России — это его ВЕЛИЧЕСТВО ПРОСТОЙ ЧЕЛОВЕК. А он сегодня в нашей стране уважаем только на бумаге, но никак ни на деле.
Президент, в отличие от бюрократической прослойки это отчетливо понимает, старается изменить ситуацию, но пробить бюрократа не проще, чем забить в свое время мяч в ворота великому Льву Яшину.
Итак только эти, названные выше, два правила перевесят на весах истории любые измы и, порождаемые ими, как правило, малогуманные социальные формы, средства, методы и технологии. Объяснение весьма тривиально. Любые измы (капитализмы, социализмы, коммунизмы и т.д.), бывает и из благих намерений, так или иначе пытаются сломать механизм «двух частных собственностей»: на средства власти и средства производства. А истина состоит в том, что этот механизм надо не ломать, а совершенствовать, как лампу шахтера, например.
Собственность «общественная» есть предельное совершенство этого механизма в интересах всего общества. Никакой общественной собственности самой по себе не существует, и существовать не может по одной простой причине – каждым социально значимым объектом, ресурсом, отношением общество управляет руками конкретных индивидов, которым поручает это делать. Ошибка здравого смысла заключается в том, что фактические системные отношения собственности и обладания подменяются юридическими фантомами, которыми начинают оперировать как реальными. В результате заходят в такую мутную водичку, в которой вкусную рыбку ловят ловкачи и аферисты. А люди честные и искренние в ней легко тонут.
В итоге, общество, российское разумеется, должно профессионально научиться выполнять два правила: для чиновника, – «я, чиновник, слуга народа» и, для народа, – «чиновник мой слуга». Третьего не дано. Т.е, третьего, четвертого и т.д. значимых правил нет. А вот юридически четкий, всесторонне обоснованный, взвешенный и регламентированный общественный договор по безусловному выполнению этих двух правил обязательно необходим. По своему весу он никак не меньше конституции, потому что будет разрабатываться и приниматься впервые в истории, да и по своему значению он вовсе никак не меньше всех великих революций прошлого вместе взятых.
И здесь мы уйдем от поднадоевшей уже прозы и попробуем разобраться с проблемой «роботы и люди» поэтическими средствами. Воров интеллектуальных идей прошу не беспокоиться, ведь эти идеи не по вашим мелким зубам. А Вас Дорогой Читатель, и хочу надеяться, Последователь и Друг, прошу, не молчите! Пишите, поддерживайте, помогайте, действуйте! Действуйте! Ведь это в наших общих интересах!* * *
Все неуютней жить на свете
Да, все безрадостнее жить,
И выхода нет на примете,
Его в аптеках не купить.

И все сильней гнетут заботы,
Болезней высится Монблан,
А счастья крохотные квоты
К богатым падают в карман.

Простые ж люди терпят беды,
В презренье нынче гуманизм,
И кушают плоды Победы
Не те, кто разгромил фашизм.

Весь тлен, сокрыт в мироустройстве,
Где правят деньги и обман,
Где богачи живут в довольстве
За счет ограбленных мирян.

Миряне, большинство, однако,
В унылой бедности гниют,
Удел их горек, полон мрака,
Трухляв надежды парашют.

А между тем уж слышен топот,
Железных с чипами робяг,
Их бездуховный страшный шепот
Могилой дышит на бедняг.

И хватит, Бедный, сомневаться!
Ты что не знаешь богача?
Тому, нет легче, превращаться
В фашиста-гада, в палача.

В лгуна, в ловчилу, в террориста,
Богач артист-хамелеон,
Обрядится хоть в коммуниста
В коммунистический сезон.

Когда поймут богатств владельцы,
Что робот прихотей их раб
Завидным стал во всем умельцем,
Решенье примет ихний штаб.

Не суетливо и не звонко
Шагов предпримет хитрых ряд,
И слуги-роботы тихонько
»Людишек лишних» истребят.

Спасения для тех не будет,
Смолчит оставшийся народ,
Все, что случилось, позабудет,
А там его придет черед.

Мир сдвинулся на частной почве,
И сам себе творит бардак,
С ним что-то надо делать срочно,
Вопрос вот только – делать как?

Лимит исчерпан революций
И бесполезны все слова,
В Китае масс кумир Конфуций,
В России бедной – трын-трава.

Мораль в политике не в моде,
Не в моде честный голова,
Не в моде мысли о народе,
Его делах, его правах.

Но в силе ныне бюрократы,
В руках у них народ визжит,
Его ж дерут ЭЛИТЫ страты,
В том, видя явный колорит.

И Бог такую, видя слякоть,
Предвидя бедствий Эверест,
Не даст простой народ затрахать,
На роботах поставит крест.

А роботы нужны, однако,
Для инвалидов, стариков,
Важны для счастия и блага
В горнилах будущих веков.

В них мощи нашей усиленье,
И жизни и свобод расцвет,
Друзей надежных обретенье,
С природой мирный паритет.

Но Бог не даст нам ключ от тайны
И силы перейти предел,
Пока Земля во власти Каина,
А Авель добрый не у дел.

Пока нет, нет противоядия
От власти сладостных отрав,
Пока блаженствуют исчадия,
Все нормы этики поправ.

Но, несмотря на все попрания,
Унынья спидовскую стынь,
Звучит к Пришествию Литания,
Течет как влага в зной пустынь.

Земля застыла в ожидании
Среди смятений, бурь и гроз,
На благодатное свидание
Идет с ней Иисус Христос.

23 – 24 апреля 2006 года в Светлую Пасху Христову

В заключение еще раз повторю Вам «страшную» тайну! Все дело в типе характера, которым обладают подавляющее большинство российских чиновников. Люди этого типа именуются ЭПИЛЕПТОИДАМИ!
Самое большое желание эпилептоида – желание иметь власть.
У эпилептоидов, как правило, отсутствуют нравственные принципы, о необходимости которых говорит Владимир Устинов, отсутствуют по определению. Эпилептоидам они почти генетически не свойственны. Прочитайте просто феноменально замечательную книгу Елены Левенталь «Характеры и роли», вышедшую в 2006 году, и Вы сами во всем досконально разберетесь.
Власть просто жизненно необходимо серьезно разбавить представителями других типов характеров, особенно АСТЕНИКАМИ И ЦИКЛОТИМИКАМИ. Так, у астеника самое большое желание – это желание делать людям добро и любить их. Сделать это разбавление необходимо на базе системных научных исследований и подкрепить всей мощью российской государственности, конструктивной волей общественности и ведущих религиозных конфессий. В отличие от эпилептоидов астеники и циклотимики во власть особенно не стремятся, поэтому их надо поддержать. При оптимальном представительстве (спектре) типов характеров во власти нравственность властных структур достигнет требуемого уровня. Российское государство оживет и народ станет счастлив.
И будут безукоризненно выполняться правила: для чиновника, – «я, чиновник, слуга народа» и, для народа, – «чиновник мой слуга».

С искренним уважением ко всем читателям,
Лимар Максимов.

Добавить комментарий