Последний военный аргумент России

Независимаяhttp://nvo.ng.ru/concepts/2016-01-22/2_red.html, 22.01.2016 00:01:00

О чем не договаривает новая Стратегия национальной безопасности

Имеются три признака надвигающегося глобального экономического и политического кризисов. Как отмечают экономисты, налицо замедление темпов роста мировой экономики и активизация борьбы за рынки сбыта. Фактическая оккупация христианской Европы мигрантами из стран мусульманского мира привела к тому, что в Евросоюзе заговорили о необходимости восстановления национальных границ, а это опять же ведет к замедлению роста темпов мировой экономики и новому экономическому кризису. Наконец, третий признак – новые очаги военной опасности в треугольнике Турция – Иран – арабские государства Персидского залива. На вопрос немецкого издания Bild, не приведут ли к очень серьезному конфликту разногласия между Саудовской Аравией и Ираном, Владимир Путин ответил предельно откровенно: «Я не знаю. Мне не хочется говорить и даже думать в этих категориях».

Это не просто эмоциональное высказывание президента, а отражение общего подхода его окружения к стратегическому планированию. В тактических вопросах, по известной поговорке «голь на выдумку хитра», Россия в последние годы проявляет чудеса изобретательности. Это и реакция на государственный переворот в Киеве, и антисанкции в отношении стран Евросоюза, и стремительный, можно сказать, влет в Сирию для отстаивания своих интересов.А вот в стратегических решениях Кремля нет блестящих результатов. Принятая в мае 2009 года «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» просуществовала менее половины своего срока. Летом 2014 года в нее пришлось вносить существенные коррективы. Но и в обновленном виде оно через полтора года опять устарела. Ее пришлось не просто обновлять, а писать новую, которую президент утвердил в последний день ушедшего года.От предыдущего документа новый отличается тем, что сроки его действия не определены, цели только обозначены, а задачи, ранее ставившиеся, как говорят военные, по рубежам наступления, этих рубежей не имеет. Поэтому документ надо читать как бы между строк. Например, в разделе «Россия в современном мире» констатируется: «В борьбе за влияние на международной арене задействован весь спектр политических, финансово-экономических и информационных инструментов. Все активнее используется потенциал специальных служб». Из этого можно сделать вывод, что Россия для защиты своих интересов в Арктике должна продолжать усиливать группировку Военно-морского флота, Воздушно-космических сил, Погранвойск ФСБ. Но в документе об этом ничего не сказано.

Далее в Стратегии отмечается роль фактора силы в международных отношениях. «Наращивание силового потенциала Организации Североатлантического договора (НАТО) и наделение ее глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права, активизация военной деятельности стран блока, дальнейшее расширение альянса, приближение его военной инфраструктуры к российским границам создают угрозу национальной безопасности».

На первом же селекторном совещании в новом году министр обороны Сергей Шойгу назвал важнейшей задачей формирование трех дивизий на западном направлении. Отдельно он остановился на подготовке к стратегическому командно-штабному учению «Кавказ-2016». «На фоне непростой международной военно-политической обстановки в ходе учения важно оценить наши возможности по защите национальных интересов на юго-западном стратегическом направлении», – заявил министр.

Большое место в Стратегии отведено Украине. «Укрепление крайне правой националистической идеологии, целенаправленное формирование у украинского населения образа врага в лице России, неприкрытая ставка на силовое решение внутригосударственных противоречий, глубокий социально-экономический кризис превращают Украину в долгосрочный очаг нестабильности в Европе и непосредственно у границ России». Отсюда, возвращаясь к селекторному совещанию в Минобороны, становится понятно, почему поставлена задача сформировать три дивизии на западном направлении и провести учение «Кавказ-2016».

В новом документе повторяется статья о рисках увеличения числа стран – обладателей ядерного оружия, а также рисках, связанных с распространением и использованием химического и биологического оружия. Дополнительно отмечено: «На территориях соседних с Россией государств расширяется сеть военно-биологических лабораторий США». Напомним, что, по некоторым оценкам, с 2001 по 2010 год США увеличили количество биолабораторий с 20 до 400, вложив в защиту от биотерроризма 60 млрд долл. В 2010 году Пентагон создал крупный лабораторный комплекс на Украине, в 2011 году – в Грузии, а в 2015 году должен был войти в строй аналогичный центр в Казахстане. Напрашивается вывод о необходимости активно вести научные исследования в области защиты от этого вида оружия, а также количественного увеличения и качественного усиления Войск радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ).

В документе отмечается, что достижение стратегических целей обороны страны осуществляется путем стратегического сдерживания. Значит, Ракетные войска стратегического назначения (РВСН) по-прежнему остаются важнейшим родом войск в Вооруженных силах РФ. В 2016 году в РВСН планируют поставить на боевое дежурство пять ракетных полков дополнительно к шести, которые заступили на боевое дежурство в 2015 году.

В области международной безопасности Россия сохраняет приверженность использованию прежде всего политических и правовых инструментов, механизмов дипломатии и миротворчества. Применение военной силы для защиты национальных интересов возможно только в том случае, если все принятые меры ненасильственного характера оказались неэффективными. Следует ли из этого вывод о допустимости превентивных ударов обычными и специальными средствами нападения? Ответа на этот вопрос в Стратегии нет.

В целом создается впечатление, что опубликована только открытая часть документа, а есть и закрытая его часть, о которой еще рано говорить вслух, но о которой обязательно станет известно из последующих решений правительства и президента.

Добавить комментарий